Деньги для белорусской революции

Беларусь жаждет перемен. У этого есть как вполне рациональные, так и предельно иррациональные причины. Разрешение комплекса накопившихся внутри страны противоречий предполагает весьма серьёзные, а местами, возможно, радикальные изменения. В частности, выглядит уже явно неадекватной, а то и деструктивной архитектура властных отношений, воплощением и символом которой стал авторитарный персоналистский режим личной власти Александра Лукашенко.

Грубые ошибки, допущенные Лукашенко в ходе массовых протестов, подорвали его легитимность, в том числе лояльность государственного аппарата. Вернуть всё назад и забыть, как неприятный сон, верхи вряд ли смогут, а низы — захотят. Иными словами, речь идёт о возникновении отдельных предпосылок для революции, пусть мирной, бескровной.

Под революцией автор предлагает понимать совокупность ограниченных во времени и пространстве процессов, результатом которого становятся радикальные изменения общественных отношений

Радикальное переформатирование политической системы неизбежно тянет за собой длинный хвост следствий во всех сферах жизни. Характерные для нынешней Беларуси политическая и социально-экономическая системы сложились в условиях тесных, по сути симбиотических отношений с Российской Федерацией. Неотъемлемой частью этих отношений, её системообразующим элементом является практика дотирования экономики Беларуси. По разным оценкам ежегодно от 4 до 6 млрд. USD, полученных в том или ином виде на безвозмездной основе, перераспределяются посредством бюджета РБ, обеспечивая функционирование белорусской модели социального государства.

Результатом деградации сложившихся между РБ и РФ отношений симбиоза стала эрозия привычной для населения модели социального государства и связанного с ним уклада жизни. Поставлен под вопрос социальный контракт, который является фундаментом легитимности правящего режима. Однако точно так же под вопрос поставлен и общественный договор, который два десятка лет обеспечивает устойчивость Беларуси.

Кто бы не пришёл к власти в результате нынешнего кризиса, этим людям придётся искать ответ на вопрос о деньгах

Во-первых, о деньгах для поддержания статус-кво в части потребления из общественных фондов и бюджетов домохозяйств, не допуская его резкого проседания у значимой части населения. Без этого сложно, если вообще возможно обеспечить предсказуемость и управляемость общественных процессов, хотя бы относительную устойчивость социума перед лицом всевозможных испытаний. Во-вторых, без денег нет шансов на масштабные позитивные изменения, включая структурную трансформацию во многом архаичных экономических и производственных отношений.

Острейший внутриполитический кризис в Беларуси развернулся на фоне совершенно эпических потрясений, происходящих на планете. Давно предсказанный глобальный экономический кризис наложился на пандемию коронавируса, обеспечив стремительное приближение идеального шторма. Даже просто не утонуть выглядит нетривиальным делом, не говоря уже о возможности найти укрытие в тихой гавани, неважно старой или новой.

Задача

Перед белорусскими государством, бизнес-сообществом и обществом в целом стоит задача оперативно создать механизмы компенсации ущерба, который уже наносит и нанесёт им в ближайшем будущем глобальный экономический кризис, спровоцированный пандемией коронавируса, и сокращение либо прекращение российских дотаций. Эти механизмы должны быть относительно незатратны (не требовать значительных инвестиций) и несложны в реализации.

В первом приближении страна должна получать порядка 4-6 млрд. долларов в год при нынешних условиях поставок энергоносителей и прочих параметрах торгового и валютного балансов. Это те деньги, которые Беларусь получает в настоящее время благодаря российским дотациям. В идеале необходимо получить возможность и отказаться (на случай очередного обострения отношений) от российских дотаций, и компенсировать падение экспортной выручки, обусловленное мировым кризисом.

Украинский опыт

Ввиду экстраординарности нынешних обстоятельств белорусам стоит сделать над собой усилие, отбросить привычные предубеждения и присмотреться к опыту соседей. Массовая трудовая миграция стала едва ли не важнейшим механизмом адаптации украинского социума к без преувеличения катастрофическим последствиям событий 2014 года. Без денег украинских заробитчан была бы невозможна стабильность национальной валюты и поддержание критического импорта.

zdobuvachi-valyuty-chart-1
Источник: «Здобувачі валюти. Як грошові перекази мігрантів впливають на економіку України»

По итогам 2017 года переводы эмигрантов в Беларусь составили 2,2% ВВП, в два раза больше, чем в 2008-м. В Украине такие переводы составили 10,8% ВВП страны, покзав рост в три раза за тот же период времени. За первые семь месяцев 2018 года трудовые мигранты перечислили в Украину 6,35 млрд. долларов — это в пять раз больше, чем прямые иностранные инвестиции в страну за это время. По итогам 2019 года поступления такого рода составляют, по оценкам Национального банку Украины, 12.2 млрд. долларов. Для сравнения весь официальный украинский экспорт в 2019 года составил 50 млрд. долларов, государственный бюджет — 42 млрд.

Деньги заробитчан и баланс
Источник: «Грошові перекази мігрантів як фактор прискорення та гальмування економіки України»

В силу ряда субъективных обстоятельств украинский опыт воспринимается в Беларуси так же превратно, как белорусский — в Украине. Распространённые в РБ взгляды на этот предмет имеют мало общего с тем, как происходит массовая трудовая миграция украинцев в действительности. Рассмотрим это на примере польского рынка труда как наиболее освоенного украинцами.

  • Абсолютное большинство украинских мигрантов участвуют в так называемой циркулярной (возвратной, регулярной) миграции. Они выезжают на несколько месяцев, затем возвращаются домой. Иными словами, миграция это не обязательно дорога в один конец.
  • Последние пару лет польские работодатели не пытаются злоупотребить положением украинцев и готовы предлагать такие же условия труда, как полякам. Более того, всё чаще работодатели готовы прилагать дополнительные усилия, предлагая украинцам проживание и питание, даже бесплатное.
  • Вопреки распространённому мнению консервативная часть польского общества, олицетворяемая правящей партией «Порядок и Справедливость», не выказывает желания переманить кого-либо в к себе домой. Поляков вполне устраивает статус-кво, при котором приезжие рабочие не пытаются осесть в Польше, меняя социальный и политический ландшафт страны, трепетно относящейся к своей выдающейся (>96%) моноэтничности.
  • Польские работодатели и государство очень заинтересованы в том, чтобы трудовые мигранты работали по своей квалификации, создавая как можно бо́льшую добавленную стоимость. Никаких искусственных ограничений для зарплаты или карьеры нет.

Решение

Беларусь может воспроизвести украинский опыт, выполнив работу над чужими ошибками. В частности, целесообразно поработать над повышением экономического результата массовой трудовой миграции. Средняя сумма, которую украинцы отправляют домой, выглядит неоправданно низкой, порядка трёх с половиной тысяч долларов в год.

Вахтовый метод

Первое, что необходимо сделать белорусам ─ переосмыслить свое отношение к предмету. Привычный термин “трудовая миграция” не отражает принципиальных особенностей той модели, которую им стоит освоить. По сути, речь идёт про хорошо знакомый на постсоветском пространстве вахтовый метод, т.е. постоянную работу на выезде, вдали от дома в продолжительных, до 8-9 месяц, командировках.

Очевидно, что между трудовой миграцией и вахтовым методом имеется большая разница с точки зрения восприятия. Вахта это радикально иная ситуация, нежели заробитчанство. Вахта ─ это нормально. Если платят щедро и бытовые условия отличные, то вахта ─ это круто. По сути, белорусы занимаются ровно тем же последние сорок, если не шестьдесят лет, работая вахтовым методом на нефтегазовых предприятия в Сибири. После того, как Россия отделилась и стала отдельным государством, аналогию можно считать полной.

Попросту говоря, необходимо “переизобрести” трудовую миграцию, распространить на страны ЕС хорошо знакомые в белорусском обществе трудовые практики.

(Восточно)европейский симбиоз

Страны-члены Евросоюза, расположенные в регионе Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), последние годы активно ищут своё место в общеевропейской модели распределения труда (страновой специализации). В двух словах они работают над тем, чтобы стать местом встречи капиталов, аккумулированных Старой Европой, и относительно недорогой рабочей силы. Как результат многолетних усилий в деле привлечения иностранных инвестиций Венгрия, Польша и другие государства ЦВЕ демонстрируют наивысшие темпы развития в ЕС.

Темпы росты ВВП: ЦВЕ vs "старая Европа"

Эти успехи были бы невозможны без решения одной из ключевых структурных проблем восточноевропейских экономик — дефицита рабочей силы. Этот дефицит обусловлен тем, что граждане этих государств в полной мере используют возможности, даруемые свободой перемещения и массово мигрируют за длинным евро в страны Старой Европы. Образовавшийся в результате недостаток рабочих рук вакуум удалось заполнить с помощью жителей сопредельных стран постсоветского пространства, в первую очередь Украины. Трудовая миграция из стран постсоветского пространства стала ключевым элементом восточноевропейского экономического роста. Она же сделали их уязвимыми в нынешней ситуации.

Беларусь может выйти к членам ЕС с новой региональной инициативой. Содержанием этой инициативы является, во-первых, формирование согласованной государственной и межгосударственной политики стран ЕС, с одной стороны, и Восточного партнёрства, с другой, как доноров и акцепторов массовой трудовой миграции. Эта политика должна обеспечивать, с одной стороны, реализацию законных интересов и прав людей, находящихся в ситуации трудовой миграции. С другой стороны — обеспечивать баланс интересов стран-доноров и стран-акцепторов.

Во главу угла такой этой политики необходимо поставить принцип маятниковой миграции, «вахтовый метод». Вместо однонаправленной эмиграции, игры в одни ворота — циклический процесс, в котором равно важны обе стороны. В соответствии с этим принципом жители Беларуси, Украины и других стран-доноров рабочей силы постсоветского пространства не покидают насовсем насиженные места, стариков и родительские могилы. Им не нужно ломать голову, как извлечь максимум средств из тех немногих активов, которыми они располагают на Родине, чтобы затем как приобрести сопоставимые активы на новом месте жительства. Такими активами, в абсолютном большинстве случаев, является собственное жильё и земельные участки, которые очень сложно продать за сколь-нибудь вменяемые деньги, особенно в провинции.

Фактически, в случае традиционной эмиграции людям приходится жертвовать, списывать в убыток десятки лет своей жизни и жизни своих родителей, чтобы начать с нуля на новом месте. Значительный диспаритет цен на недвижимость в случае постсоветского пространства и стран ЕС не оставляет им другого выхода. Вместо этого им предлагается работа на выезде, организованная и гарантированная участниками межгосударственных отношений. Страны-доноры превращаются в площадку для восстановления, обучения и переподготовки рабочей силы, т.е. получают своё место в цепочках добавленной стоимости.

Одним из результатов появления подобной политики станет преодоление противоречий в регионе Центральной и Восточной Европы. Рост взаимной зависимости, привлечение всё новых инвестиций Старой Европы приведут к возникновению отношений не просто добрососедских, но симбиотических, которые характеризует взаимная полезность и связь настолько тесная, что можно говорить о взаимозависимости. Появится основа для формирования коалиции стран, солидарно участвующих в разделении труда на европейском континенте.

Такое развитие событий укрепит суверенитет и позиции Беларуси.

Региональный хаб трудовых ресурсов

В результате возникновения на территории страны инфраструктуры регулярной трудовой миграции и успешной экспансии в ЕС практики работы вахтовым методом, у Беларуси появятся предпосылки для превращения в региональный хаб, обеспечивающий регулярную трудовую миграцию между постсоветским пространством и Евросоюзом. Идёт ли речь про граждан Украины, РФ, Закавказья или Средней Азии, все они должны придерживаться одних и тех процедур для трудовой миграции в ЕС. Как показывает опыт украинских заробитчан, ключевым препятствием для решения попробовать себя в этом качестве является отсутствие поддержки ─ организационной, юридической, бытовой. Когда Беларусь отработает “вахтовый метод” для собственных граждан, наступит время вовлекать в это трудовые ресурсы других стран.

На территории Беларуси может сформироваться своего рода хаб, перевалочная база для перемещения человеческих потоков между ЕС и остальной Евразией. Это ещё одно измерение транзитного потенциала страны, который и так является источником её относительного благополучия.

Заключение

В судьбе Беларуси неожиданно обозначил себя редкий шанс найти новое, более интересное место в окружающей реальности. Реальности, которая 100% будет более сложной и суровой нежели всё то, с чем мы знакомы доселе. Работа за рубежом вахтовым методом, не оставляя навсегда родную сторону, не бросая нажитое за много лет — отличный шанс для сотен тысяч, если не миллионов белорусов начать новую жизнь, как минимум более насыщенную и содержательную.  

Создание системы трудоустройства белорусов вахтовым методом в ЕС позволит, наконец-то, сделать осмысленным, оправданным для всех содержание сотен тысяч работников на планово-убыточных госпредприятиях. Более того, их участие может стать изюминкой, ключевым преимуществом именно Беларуси. Дело в том, что страны ЦВЕ особенно заинтересованы в рабочей силе, готовой к работе на предприятиях, т.е. в индустриальной экономике. Украина, потерявшая бо́льшую часть своего советского индустриального наследия, сталкивается с острым дефицитом людей, способных, грубо говоря, крутить гайку. Их просто не осталось ввиду катастрофического сокращения национальной промышленности. Напротив, в РБ всё ещё не проблема найти множество людей, не просто сохранивших навыки индустриального труда, но уже организованных в коллективы, имеющих приемлемую квалификацию и специализацию.

У общества и государства появился редкий шанс на перезапуск отношений, обновление социального контракта. Более того, возник шанс сделать этот контракт намного более привлекательным. Гражданам крайне интересна возможность зарабатывать даже не 500, а 1000 Евро в месяц и более. Пусть не на постоянной основе, а в качестве сезонной работы, отходного промысла, всё равно это солидная прибавка к скромным доходам. Мало того, всё то, что связано с работой на выезде в нормальном окружении ─ дорога, новые знакомства, новые впечатления, ─ не может не вносить приятное разнообразие, столь необходимое любому человеку.

Государство получит возможность резко нарастить валютные поступления, обрести ещё один не зависящий от России источник валюты. Источник предельно диверсифицированный, поскольку образовывать его будут поступления множества физических лиц. В идеале Беларусь сможет, наконец, избавиться от дотаций и связанной с ними зависимости. Роль донора рабочей силы для западных соседей обеспечит ещё один рычаг влияния на них и массу новых возможностей для региональной политики.

Наконец, появление источника значительных доходов, не привязанных к национальной экономике, создаст предпосылки для исправления структурных диспропорций, всё более подрывающих основания сложившегося уклада жизни. 

IMG_20191025_122301_477
Источник: презентация «От стратегии к устойчивому развитию: национальный и региональный аспекты», Александр Чубрик, Исследовательский центр ИПМ

Важно понимать, что предлагаемое решение лежит в принципиальной иной плоскости, нежели выбор между хорошим и ещё лучшим. Оно не для тех, кто уверен в устойчивом предсказуемом будущем Беларуси. В том, что в целом всё будет ок. Как показывает украинский опыт, массовая трудовая миграция сопряжена с весьма значительными издержками для общества. Вахтовый метод, даже идеально организованный, не лишён этих издержек, поэтому не может рассматриваться как панацея.

Речь идёт о чрезвычайных средствах в чрезвычайных обстоятельствах. Возможности, о которых идёт речь, лежат в плоскости мобилизационной экономики. Соответствующая риторика много лет использовалась белорусским государством как его идеологический антураж. Если признать, что речь идёт о чрезвычайных обстоятельствах, тогда уместно обсудить, чем именно можно наполнить эти громкие, но неконкретные слова.

Страна и её будущее действительно под угрозой, в этой ситуации уместно и сплотиться, и мобилизоваться, и отвергнуть привычные стереотипы. Простых ответов и комфортных решений больше нет.


Данный текст подготовлен в рамках проекта «Похищение Восточной Европы», посвящённого анализу процессов в регионе ЦВЕ с помощью инструментов конфликт-менеджмента.

©Роман Химич, 2019. Все права принадлежат Роману Химичу (Roman.Khimich@Gmail.com). Коммерческое использование без разрешения автора запрещено. При использовании ссылка обязательна.

7 Comments

  1. И вы туда же. Грустно. Нет в Беларуси признаков никакой революции. Есть желание активного меньшинства переиграть задним числом состоявшиеся выборы и произвести переворот, нивелировав выбор большинства. Если это удастся и Беларусь не выстоит, последствия для страны будут катастрофическими. Ее ждет превращение в такую же помойку Восточной Европы, какой стала нынешняя Украина.

    Нравится

    1. Вы и в самом деле считаете, что быть помойкой эрэфии — таки лучше?
      «Ну-ну…» (с) Ухудшанский

      Нравится

    1. Ещё хуже — игнорировать происходящее, включая сам существования противников, проблем, грабель и т.п.

      Нравится

Добавить комментарий для Roman Khimich Отменить ответ

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s