Управление по рефлексам

Трагические события последних лет наглядно продемонстрировали мощь современных инструментов управления подведением масс. В контексте настоящих записок особого внимания заслуживает один из них, который можно обозначить как «управление по рефлексам».

Управление по рефлексам основано на эксплуатации механизмов психики, описанных ещё академиком Павловым в его учении об условных рефлексах. Как было показано свыше ста лет назад, посредством несложных процедур можно целенаправленно формировать у высших животных условный рефлекс т.е. непроизвольную (автоматическую, неконтролируемую) реакцию на любой заранее определённый раздражитель. В качестве такого раздражителя может выступать стимульный материал любой природы — визуальный, аудиальный, предметный или даже идеальный (идея, представление).

Задача управления по рефлексам состоит в том, чтобы сформировать не просто реакцию автоматическую, но реакцию эмоционально напряжённую, в идеале — полноценный аффект.

Показываем собачке тряпку красного цвета и животное немедленно заходится яростным лаем, рвётся с поводка, а уровень кортизола в её организме зашкаливает. Меняем красную тряпку на жёлто-синюю — собака моментально успокаивается, радостно повизгивает и дружелюбно виляет хвостом. Если концепция поменяется, можно сформировать новые условные рефлексы, противоположные прежним. В этом случае стимульный материал красного цвета будет вызывать сугубо положительные эмоции, включая выделение слюны и желудочного сока, а цвета «украинского буржуазного национализма» — как бы спонтанные ярость и гнев.

Для человека, пребывающего в ситуации управления по рефлексам, невозможно пожать плечами в ответ на демонстрацию ему раздражителей, уклониться от обсуждения, сказать что-нибудь вроде «Возможно, ну и что? Я так не думаю» Вместо этого он моментально воспламеняется, заводится саркастическим смехом  или гневными тирадами. Человек теряет способность критического мышления и самообладание. Лицо зачастую искажается гримасами, тембр голоса заметно меняется, дыхание и пульс учащаются. Объект управления по рефлексам становится нетерпим к своим оппонентам, легко скатывается в агрессию, как минимум эмоциональную и вербальную.

Важно то, что при необходимости возможно подавлять уже сформированные эмоциональные реакции на определённые раздражители и создавать новые. Обратной стороной такой гибкости, свойственной психике, оказывается  постепенное снижение силы реакции на фоне истощения нервной системы. Регулярное изменение эмоционально окрашенных реакций на прямо противоположные не проходит бесследно, провоцируя психосоматические расстройства вплоть до гибели несчастного Бобика или Жучки. Однако, если благополучие подопытных не является ограничением управленческого процесса, этим недостатком можно пренебречь.

Структура управления по рефлексам

Управление по рефлексам основано на том факте, что чрезмерное возбуждение эмоциональной сферы сопровождается угнетением т.н. высших психических функций, в первую очередь рассудочной деятельности. Попросту говоря, невозможно сохранять критичность и способность к сложному долгосрочному поведению, основанному на интеллекте,  пребывая в сильных эмоциях.

«Если ты ненавидишь, ты проиграл» — эта максима, приписываемая  Конфуцию, имеет непосредственное отношение к индивидам и целым сообществам, которые оказались объектом управления по рефлексам. Ненависть как одна из наиболее сильных эмоций эффективно блокирует способность к рациональному мышлению, включая анализ и осмысление ситуации, выявление возможных сценариев, разработку стратегий реализации своих интересов. Сильная эмоция требует своего немедленного удовлетворения, не оставляя времени и сил на размышления.

Как показано в трудах И. Павлова и его последователей, формирование условного рефлекса основано на безусловных  (врождённых) рефлексах и может осуществляется различными способами. Неизменными остаются ключевые элементы: объект управления (его жертва); феномены материального или идеального мира (стимульный материал, раздражители), предъявление которых вызывает неконтролируемую эмоциональную реакцию жертвы, составляющие вместе (т.е. раздражитель и необходимая реакция на него) предмет управления; целеполагающий организатор всей этой конструкции, он же субъект управления.

Чтобы сформировать у объекта управления нужные рефлексы, используется принцип подкрепления. Подкрепление есть специфическое воздействие на жертву, имеющее целью вызвать у неё эмоционально окрашенную реакцию. Если предъявление нужных раздражителей  сопровождать соответствующим подкреплением, жертва начинает отождествлять сколь угодно абстрактный стимул с вполне конкретными переживаниями. Эта связь и образует условный рефлекс по Павлову, а сама ситуация вида «предъявление определённого раздражителя — получение предсказуемой реакции» и составляет искомый предмет управления.

Можно использовать в качестве подкрепления позитивные эмоции, например, вкусненькую косточку. Однако гораздо дешевле использовать электроток или крик. Мало того, в силу особенностей нейрофизиологии негативные раздражители (боль, страх) намного быстрее формируют более устойчивые рефлексы. В случае с человеческими сообществами подкрепление с помощью ударов электротока, других способов причинения физических страданий сопряжено с чрезмерными издержками. Здесь на помощь субъектам управления приходит другой факт человеческой психологии.

Чрезвычайно развитая у людей способность к сопереживанию, к переживанию воображаемых страданий как своих собственных позволяет обойтись без причинения реальной боли. Демонстрация стимульного материала, который ассоциируется у объекта управления с чем-то опасным, неприятным, отвратительным и т.п. оказывается оптимальной с точки зрения издержек стратегией управления по рефлексам.

Ключевым элементом управления по рефлексам оказываются масс-медиа, включая социальные сети, которые, с одной стороны, обеспечивают массовый охват, не оставляя вне зоны воздействия ни одной души. С другой стороны, выразительные возможности современных мультимедиа позволяют предъявлять эффективные раздражители, надёжно приклеивая  к явлениям окружающего мира очень сильные негативные эмоции.

Одним из первых примеров такого рода в Украине можно считать историю, случившуюся в 1999 году в день перед вторым туром голосования президентских выборов. Решая задачу нейтрализации вышедшего во второй тур лидера КПУ Петра Симоненко, оставшиеся безвестными политтехнологи пропрезидентской коалиции выпустили в прямой эфир государственного канала УТ-1 феноменальный по тем временам ролик. Составной часть видеоряда, посвящённого ужасам коммунизма и СССР, стали документальные кадры, на которых чеченские сепаратисты отрезают голову молоденькому солдату российской армии.

Запредельная жестокость транслируемого образа, неслыханная по тем меркам вседозволенность (УТ-1 был заповедником содержательной и эстетической цензуры), отсутствие времени на коллективное осмысление провокации (голосовать надо было на следующий день, когда большинство печатных СМИ не печатались) всё это вместе взятое можно признать образцом работы по формированию эмоционально напряжённых реакций у массовой аудитории.

Итак, результатом успешного применения методов управления по рефлексам является появление у объектов управления устойчивой (воспроизводимой и предсказуемой) неконтролируемой эмоциональной реакции на любые упоминания идей, тем, людей и т.п. раздражителей, так или иначе относящихся к предмету управления.

Типичными целями управления по рефлексам является, во-первых, препятствование участию объектов управления в конструктивном обсуждении идей и тем, которые относятся к предмету управления.

Во-вторых, провокация сильных эмоций используется для подавления способности объектов управления к сложным формам поведения, что является одной из предпосылок субъектности, включая борьбу за свои интересы, противодействие чужой воле и т.п.

Наконец, в-третьих, управление по рефлексам успешно используется для дегуманизации, расчеловечивания отдельных людей и целых сообществ. Такое расчеловечивание  устраняет  внутренние барьеры объектов управления для сколь-угодно деструктивного поведения (унижения, пытки, убийства, дискриминация) в адрес людей, назначенных на роль негодяев.

Управление по рефлексам является одной из форм манипуляции, поэтому фактические цели управления далеко не всегда очевидны.

Что отличает управление по рефлексам от традиционных форм пропаганды?

На первый взгляд всё вышеперечисленное имеет место и в случае классической пропаганды.  Что позволяет выделять управление по рефлексам как отдельный метод управления массами?

Во-первых, последние десять лет отмечены серьёзным прогрессом в науках о человеке, включая прикладные методы работы с психикой. На сегодняшний день прошли апробацию технологии влияния на массовую аудиторию, сочетающие высокую избирательность и эффективность. В отличие от традиционных масс-медиа, реализующих коммуникацию массовую, неизбирательную и одностороннюю, как духовой оркестр, современные каналы массовой коммуникации обеспечивают и гибкость, и обратную связь, и возможность работать с малыми группами и даже отдельными индивидами, подобно опытному провокатору в тюремной камере.

Во-вторых, колоссальный прогресс медиатехнологий в части воздействия на психику сопровождается радикальным снижением нормативных барьеров для травматичного контента. Традиционно источникам образов для массовой аудитории являлись масс-медиа (пресса, радио и ТВ), а также аудиовизуальные искусства (кино, театр, книги). Все они находились под более или менее плотной опекой государства и его элит. Распространение травматичного контента было ограничено либо запрещено, натурализм считался признаком дурного тона, плебейством. Особенно жёстко регулировались аудиовизуальные каналы распространения контента как наиболее влиятельные.  Появление Сети, соц. медиа, множества независимых каналов распространения медиаконтента обесценило административные барьеры. Теперь, при необходимости, можно бить аудиторию по голове сколь угодно травматичным контентом. С невиданной силою, без существенных ограничений, в массовом масштабе.

Всё это, в-третьих, позволяет довести до физиологических пределов возможность эксплуатации человеческой психики. Теперь стало возможном предъявлять аудитории раздражители, которые невозможно не заметить или проигнорировать. Единственным способом защиты становится отказ от потребления контента, что вполне преодолевается с помощью хорошо известных трюков. Как результат, стало возможным решать задачи, которые ранее рассматривались как желаемые, но недостижимые.

Пребывание в ситуации управления по рефлексам чревато необратимыми последствиями для управляемых обществ. Невротизация влечёт за собой астенизацию, обессиливание. Общество теряет способность к рефлексии, рациональному поведению.  Затем погружается в депрессию, окончательно теряя и силы, и волю к борьбе.

«Управление по рефлексам» и трагедия Украины

С конца 80-ых население Украины стало объектом целенаправленной пропаганды, имевшей целью сформировать у неё рефлекторное отторжение коммунистической идеологии, советского строя, тому подобных идеальных и реальных феноменов. Изначально в качестве субъектов этой идеологической политики выступали внешние силы — победители в Холодной войне и та часть советской номенклатуры, которая сделала ставку на прекращение конфронтации двух военно-политических блоков, их взаимную конвергенцию.

После обретения Украиной статуса самостоятельного государства к ним присоединился её новый гегемон — «паразитический класс«. Роль «приводного ремня» взяла на себя его идеологическая обслуга в лице сторонников либерально-рыночного вероучения, «национал-демократов» и  постсоветской интеллигенции.

В дальнейшем происходила непрерывная эскалация пропагандистского воздействия. Исчезновение идеологической цензуры открыло дорогу на кино- и телеэкраны художественных произведений, в которых преступления советского режима были представлены с немыслимым ранее натурализмом. Разоблачительные материалы по истории страны всё чаще походили на учебник по криминальной патологанатомии.

Президентство Виктора Ющенко было ознаменовано институционализацией этого курса, его огосударствлением. Одним из оснований идеологии государства стало представление о катастрофе, которой действительно стал для украинского социума Голодомор 1932-33 годов. Появление «исторической политики» (политики исторической памяти), скопированной у поляков, стало одним из немногочисленных успешных нововведений этого президентства.

Отличительными чертами исторической политики украинского государства при Ющенко стали, во-первых, отчётливо выраженный антирусский ресентимент и вытеснение на периферию общественного сознания коллективной памяти о ещё одной национальной катастрофе, нацистском терроре на территориях «райхкомиссариата Украина», во-вторых.

Примитивные представления и эмоциональные реакции на уровне рефлексов заполнили тот идеологический вакуум, который образовался в результате краха советского режима и установления режима неограниченной власти внеидеологичного паразитического класса.

Трагические события последних четырёх лет, начиная с кровавого противостояния в Киеве зимой 2014-го, привели к цементированию того, что можно считать фундаментом идеологии Третьей украинской республики. Антисоветизм, антикоммунизм и русофобия уже вполне официально трактуются как основания нормативной украинской идентичности. Любые отклонения от этого «державницкого» канона трактуются как неприемлемые в приличном обществе, как повод для подозрений в нелояльности государству и пособничестве Извечному Врагу.

Ключевым аспектом происходящего является именно «зоологический», нерефлексивный характер переживаний, которые культивируют у себя граждане. Чем зоологический антикоммунизм отличается от антикоммунизма рационального подробно описывает известный российский историк антикоммунистических взглядов Марк Солонин. В чём различие истерической и рациональной версии антикоммунизма объясняет русский националист Сергей Корнев.

Проблемой является не то, что многие украинцы находят советский режим, коммунизм или «русский мир» преступными, отвратительными и враждебными по отношению к себе. Проблемой является то, что эти переживания имеют характер невроза и делают украинцев много глупее и слабее, нежели дано им природой.

Трагедия Украины — невозможность вырваться из бесконечного цикла воспроизводства одних и тех же патологических состояний, которые возбуждаются в обществе субъектами «управления по рефлексам».

И антисоветизм, и антикоммунизм, и русофобия успешно используются хозяевами страны для удержания своего господства. Каждая из этих фобий играет свою роль в системе имущественных и властных отношений, взаимно усиливая и поддерживая друг друга.

Зоологический, нерефлексивный антисоветизм обеспечивает нужный фон для любых дискуссий о легитимности грандиозного по своим масштабам и наглости присвоения разнообразных активов, унаследованных народом Украины от УССР. Коль скоро СССР и любые его проявления суть Абсолютное Зло, Мордор, царство ужаса и тьмы, на его фоне хищничество украинских «элит» выглядит как зло малое и приемлемое. Более того, на фоне ГУЛАГа и Голодомора любые системные дефекты Третьей республики воспринимаются как нечто малозначительное, едва ли не забавное.

С этих позиций народ Украины, в силу своей истории укоренённый в советском периоде своей страны, воспринимается как носитель тлетворного влияния «совка». Бессмысленно обсуждать моральность отъёма собственности у тяжело, а то и безнадёжно больных «советской ментальностью» людей. Их отчуждение от собственности и власти трактуется как нечто естественное, логичное и неизбежное. Как наказание свыше за первородный грех «совка».

Антикоммунистический ресентимент обеспечил маргинализацию, устранение из общественного сознания представлений о политической борьбе как легитимном и эффективном способе защиты своих прав и свобод, обесценивание, даже табуирование коллективной исторической памяти об опыте организованной борьбы за свои права.

Наконец, русофобия как огульное отрицание и обесценивание всего, что можно атрибутировать как «русское» или «российское» обеспечивает успешную реализацию принципа «разделяй и властвуй». Для современной Украины характерны, с одной стороны, значительное распространение русского языка и культуры при очень больших региональных различиях в этой части, с другой. Как результат, борьба с «русским миром» гарантирует рознь и ненависть как на региональном, так и на межрегиональном (общенациональном) уровнях.

Управление по рефлексам и внешнеполитические конфликты

Одним из побочных следствий формирования в украинском социуме идеологизированных фобий и предрассудков стало широкое распространение дичайших предубеждений в отношении Беларуси. Республика Беларусь открыто провозглашает себя продолжателем советской государственной традиции, представляет собой редкий среди постсоветских стран пример социального государства. Как результат, политический режим и характерные черты уклада жизни Беларуси стали тем самым стимульным материалом, предъявление которого вызывает у значительной части украинского социума условные рефлексы агрессии и неприятия.

В контексте украино-польского конфликта управление по рефлексам проявляется как целенаправленное формирование у поляков антиукраинской фобии.  С начала девяностых годов прошлого века, когда в Польше стала набирать обороты «антибандеровская» пропаганда, её характерной чертой стал ярко выраженный натурализм в живописании выдуманных и действительных преступлений западноукраинских националистов. Использование в качества документальных свидетельств преступлений УПА фотографии детей, умерщвлённых собственной матерью в 1923 году, засвидетельствовало серьёзные моральные изъяны это кампании.

Выход в 2016 году на экраны фильма «Волынь» знаменовало новый этап формирования механизмов «управления по рефлексам» польским обществом. Чтобы подавить механизмы психической защиты поляков в ход пошли художественные (игровые) материалы, оптимизированные для достижения эмоционального эффекта. Скандал вокруг монумента жертвам УПА в Торуни засвидетельствовал появление тенденции на закрепление натуралистически исполненных символов в публичном пространстве посредством монументального искусства.

Формирование в социуме условных рефлексов посредством целенаправленной травматизации натуралистичными образами наносит долгосрочный ущерб и отношениям с соседними странами, и здоровью нации. 

© Роман Химич, 2018. Все права принадлежат Роману Химичу (Roman.Khimich@Gmail.com). Коммерческое использование без разрешения автора запрещено. При использовании ссылка обязательна.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s